22.10.2015
Китай   
Автор
Институт исследований развивающихся рынков бизнес-школы СКОЛКОВО

Экономические реформы в КНР

Идеологическая основа

В 2013 году Председатель КНР Си Цзиньпин объявил новую программу экономических реформ. Реформы направлены на устранение дисбалансов в развитии, накопленных в период высоких темпов роста: социальное неравенство, неэффективность государственного сектора, диспропорции в региональном развитии.

Идеологически комплекс реформ опирается на несколько стратегическихконцепций - «китайская мечта», «новая норма» и «один пояс, один путь».

Под «китайской мечтой» понимается «возрождение китайской нации» в два шага – к столетию КПК (2021 г.) завершить строительство общества «средней зажиточности» (формирование среднего класса, ликвидация нищеты и сокращение разрыва в доходах населения), а к столетию КНР (2049 г.) войти в число развитых государств мира (в том числе удвоение ВВП на душу населения по сравнению с показателем 2010 года - $8,4 тыс.).

Практические шаги на пути к достижению «китайской мечты» реализуются через концепцию «четырех всесторонних аспектов»: проведение курса на повышение жизненного уровня населения; продолжение реформ; установление власти закона; усиление партийной дисциплины.

Концепция подкреплена идеей «новой нормы», которая определила новый подход к экономическому росту – замедление количественных показателей с ориентацией на качественные показатели развития. То есть - изменение модели экономического роста, которая ранее базировалась преимущественно на стимулировании экспорта и инвестиций, к росту, базирующемся на внутреннем потреблении.

Стратегический вектор развития КНР за рубежом был обозначен в программе «один пояс, один путь» (состоит из «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути»). Суть программы заключается в формировании транспортной и морской инфраструктуры для движения китайских товаров, получения доступа к новым рынкам сбыта и природным ресурсам, в первую очередь для развития экспортного потенциала западных провинций КНР, а также в комплексной поддержке увеличения присутствия китайского капитала и китайского влияния в Европе и Азии.

Основные направления экономических реформ можно агрегировать в 4 базовые направления: реформа государственной экономики и повышение роли рынка, финансовая реформа, реформы в социальной и экологических сферах, реформа деревни.

Механизмы реализации реформ

Для координации осуществления реформ были создана специальная руководящая группа ЦК КПК по всестороннему углублению реформ. Группу возглавляет лично Си Цзиньпин, в ее состав входят ключевые члены Правительства. Группа работает в тесной связке с возглавляемым Си Цзиньпином Советом по государственной безопасности. Группа в данной конструкции призвана направлять экономическую реформу, а СГБ – политическую.

Последнее связано с пониманием того, что рыночные процессы, последовательно разворачивающиеся в экономике КНР, самым непосредственным образом отражаются на политической жизни.

Задачей политических реформ является, с одной стороны, борьба с коррупцией и повышение эффективности работы бюрократического аппарата, а, с другой стороны, усиление позиций пришедшей с Си Цзиньпином команды.

По имеющимся оценкам в Китае в среднем около 100 чиновников в день попадают под расследование дисциплинарных органов за нерадивость и коррупцию.

Реформа государственного сектора экономики и повышение роли рынка

Правительство КНР в соответствии с задачей ориентации на рыночные принципы ведет работу по облегчению доступа частного капитала в экономику. В частности, три года подряд сокращается список отраслей экономики, для инвестирования в которые требуется обязательное одобрение Госсовета КНР. В 2013 году он был урезан на 416 пунктов, в 2014-м - на 246.

Проводится реформа государственных предприятий. Наряду с ротацией руководства госкомпаний в августе 2015 года было объявлено о сокращениях зарплат топ-менеджеров государственных компаний, вводятся опционные программы, стимулирующие материальную заинтересованность последних в результатах деятельности.

Создаются так называемые государственные инвестиционные холдинги с целью привлечения частных инвесторов на бирже или среди пула инвесторов. Создание подобных структур планируется в сферах добычи ресурсов, телекоммуникаций и инфраструктурного строительства.

Рыночные механизмы внедряются при образовании тарифов естественных монополий. Так, в энергетической сфере с 1 января 2015 действует пилотный проект по разделению сетей и сбыта в СЭЗ Шэньчжэнь: в результате реализации проекта тарифы на передачу и сбыт снизились на 8%. Реализуется инициатива по заключению прямых договоров на поставку электроэнергии (для крупных потребителей). Одновременно, постепенное дерегулирование ценообразования происходит в таких отраслях как ж/д перевозки, здравоохранение, телекоммуникации.

Постепенное дерегулирование происходит в отношении иностранных компаний при получении статуса квалифицированного иностранного инвестора (дает право инвестировать в активы в юанях). Особая процедура предусмотрена для инвесторов в новых зонах свободной торговли (с 2013 года). Опыт новой зоны свободной торговли в Шанхае был признан успешным, и подобный режим в декабре 2014 года был распространен на другие территории - Фуцзянь, Тяньцзинь и Гуандун. В зонах свободной торговли отменяются ограничения для иностранных инвестиций (доля участия иностранных компаний может достигать 100%) в отдельные сектора экономики, в том числе:
  • банковская сфера (иностранные финансовые организации, соответствующие предъявляемым требованиям, получают возможность создавать банки со 100% иностранным капиталом), а также совместные с китайскими финансовыми организациями кредитные учреждения;
  • медицинское страхование (разрешено создание компаний с иностранным капиталом, оказывающих услуги по добровольному медицинскому страхованию);
  • лизинг (отменяются ограничения к минимальному размеру уставного капитала для иностранных компаний);
  • морской транспорт (снижены требования к совместным паевым и совместным кооперационным предприятиям в данной сфере);
  • телекоммуникационные услуги (предприятиям с иностранным капиталом разрешено оказывать некоторые виды телекоммуникационных услуг);
  • бюро кредитных историй (разрешается создание предприятий с иностранным капиталом, занимающихся оценкой кредитоспособности китайских организаций и физических лиц);
  • кадровые агентства (разрешается создание совместных паевых предприятий китайского и иностранного капитала, которые занимаются подбором персонала. Правда, доля иностранного участия в таком предприятии не может превышать 70%);
  • инвестиционные компании (разрешается создание акционерных инвестиционных компаний с иностранным капиталом);
  • строительство и проектирование (разрешается создание предприятий с иностранным капиталом, которые будут оказывать услуги проектирования на территории зон свободной торговли);
  • образовательные услуги (разрешается создание совместных коммерческих образовательных учреждений и коммерческих учреждений по профессиональной подготовке);
  • медицинские услуги (разрешается создание медицинских учреждений со 100% иностранным капиталом).
Одновременно наблюдается тренд на стимулирование китайских инвестиций за рубежом. В 2014 году объем прямых инвестиций КНР за рубежом достиг $102,9 млрд. Для ряда приоритетных секторов был изменен порядок осуществления зарубежных инвестиций с разрешительного на уведомительный (инфраструктура, энергетика и инвестиции, связанные с добычей и обработкой природных ресурсов, а также наукоемким производством).

Финансовая реформа

Руководство КНР поэтапно стремится к либерализации финансовой системы страны. Проводится постепенное смягчение требований, связанных с движением капитала, что облегчает деятельность иностранных финансовых институтов на территории КНР.

В пилотном режиме запущены торги между Шанхайской и Гонконгской биржами. К концу года планируется подключить к ним Шэньчжэнскую биржу. В случае успеха такая «объединенная биржа» будет иметь капитализацию около $13 трлн. При этом фондовый рынок КНР характеризуется институциональной неразвитостью. Так, 89% его участников составляют неквалифицированные инвесторы (зачастую физические лица), на рынке отсутствуют сложные финансовые инструменты. Такая структура фондового рынка способствует развитию спекулятивных настроений и формированию финансовых пузырей.

Постепенно проводится рыночная реформа процентных ставок и ценообразования. Этот процесс, в частности, призван решить проблему «финансового пузыря», образовавшегося на рынке недвижимости и затронувшего фондовый рынок. Первым шагом было изменение принципа образования обменного курса юаня в сторону большего учета рыночных факторов при определении курса. Кроме того, в 2015 году Народный банк Китая, стремясь облегчить доступ мелкого и среднего бизнеса к кредитам, взял курс на смягчение кредитно-денежной политики. 1 марта 2015 года ставка рефинансирования была понижена до 5,25%, а банкам было разрешено варьировать кредитной ставкой в диапазоне 30% (прежде – 20%) от этого уровня.

В стране принимаются меры по повышению финансовой дисциплины (бюджетные расходы и налоговые сборы) местных правительств. Подобные меры призваны решить проблему чрезмерных долгов местных правительств, которые достигают 45% ВВП. Проблему планируется решить с помощью долгового рынка. Так, с января 2015 года местным правительствам разрешается привлекать дополнительное финансирование для погашения задолженности за счет размещения облигаций на китайском фондовом рынке по упрощенной процедуре. Иностранным ЦБ и международным банкам разрешается покупать подобные финансовые инструменты без предварительного получения соответствующей лицензии. Несмотря на это, проблема пока не решена. Дефицит региональных бюджетов вырос в 2014 г. на $16 млрд. (до $83,3 млрд).

Крупный пакет финансово-налоговых реформ адресован проблеме увеличивающегося теневого банковского сектора, который составляет порядка 50% ВВП КНР. Здесь контролирующие органы КНР проводят противоречивую политику. С одной стороны, теневой банковский сектор является источником дополнительных инвестиций. С другой, внутри сектора накапливаются «плохие кредиты», что создает риски для устойчивости банковской системы в целом. В этой связи регуляторы пока в основном ограничиваются административными мерами. Главная же причина развития теневых банков – занижение процентных ставок по депозитам со стороны Народного банка Китая – пока не решена.

Реформы в социальной и экологической сферах

В Китае в руках 1% населения сосредоточено более трети всех материальных благ, а беднейшая четверть населения довольствуется лишь 1%.

Активно реализуется кампания по искоренению нищеты. В 2014 году численность живущих за чертой бедности удалось сократить на 12,3 млн. человек. Несмотря на это, в Китае до сих пор насчитывается более 70 млн. малоимущих. В рамках данной программы в 2015 году на 10% (до $180-250 в зависимости от региона) был повышен размер пенсии (пенсионная система охватывает около 30% населения); за счет этого численность населения, живущего за чертой бедности, сократилась еще на 10 млн. человек.

В 2015 году правительство большое внимание уделяло проблеме занятости. Запланировано создание более 10 млн. новых рабочих мест. Планируется, что безработица не должна превысить 4,5%. Повышаются доходы рабочих и служащих. В 2014 году рост среднестатистической зарплаты по стране составил 8%. В целом же размер среднедушевых доходов китайцев в годовом исчислении после уплаты налогов и сборов по итогам 2014 года составил 20 167 юаней ($ 3250).

Развернута программа "доступное жилье" для малообеспеченных городских жителей: в ее рамках в 2015 году по экспертным оценкам будет построено 7,4 млн новых квартир (40% планируемых к постройке квартир).

Долгосрочной задачей этих мер является создание к 2020 году среднего класса численностью 600 млн. человек, что составит 40% населения страны. Доля бюджетных расходов на социальную сферу составила свыше 70% .

Отдельное внимание руководство Китая уделяет экологическим проблемам. В двух третях городов максимально допустимое загрязнение воздуха превышено в 5 раз. Около 80% тепловых электростанций Китая работают на угле (самом экологически вредном в плане выбросов СО2 топливе).

В этой связи руководство страны прилагает усилия по созданию системы экологической ответственности и новых природоохранных стандартов. Они касаются учета степени энергоэффективности, внедрения ресурсосберегающих технологий, безотходных производственных процессов, экологического зонирования всех территорий, четкого проведения «красной черты» — назначения пределов допустимой нагрузки на природные объекты, внесение экологических критериев в систему аттестации госслужащих всех уровней и т.д.

Среди конкретных шагов можно отметить внедрение системы субсидий и прямой поддержки инициатив в рамках вышеуказанных направлений. Так, только в двенадцатой пятилетке (2011‒2015) на экологические цели было выделено более $800 млрд., причем в 2015 г. объем расходов почти в два с половиной раза превысит уровень 2011 г. В результате в 2014 году снижение потребления угля на 66% сопровождалось увеличением потребления нефти (на 5,9%) и природного газа (на 8,6%). Потребление энергоресурсов в расчете на единицу ВВП сократилось на 4,8% – наилучший показатель за последние годы. На чистые источники энергии (ГЭС, АЭС, новые ВИЭ и природный газ) в 2014 г. в КНР пришлось 16,9% энергопотребления. Доля угля сократилась до 66% общего энергопотребления.

В пилотном режиме (7 крупных городов) реализуется программа по торговле выбросами. Система планируется к запуску на национальном уровне в 2016 году.

Реформа деревни

Инициативы касаются трех направлений.

Снижение потока мигрантов из деревень в города. Основным достижением последнего времени в этой области рассматривается фактическое появление частной собственности в деревне, когда крестьяне получили право распоряжаться землей, на которой они работают. Так, в начале 2015 года 77% крестьян получили сертификаты, подтверждающие их право распоряжаться своими земельными участками.

Стимулирование урбанизации в западных регионах страны. В рамках программы предусматривается прямое субсидирование рабочих мест и проектов в западных провинциях и городах. На данный момент программа охватывает 90 проектов с объемом государственных и региональных инвестиций более $170 млрд.

Корректировка политики «одна семья – один ребенок» и пересмотр системы прописок, которая привязывает жилье, медицинское обслуживание и образование граждан к их официальному месту жительства. При этом принятые изменения пока коснулись только небольших населенных пунктов с населением до 5 млн. человек. При этом в области миграции в средние и особенно большие города будет сохраняться жесткий государственный контроль, что позволит избежать разрастания бедных районов в мегаполисах. К 2030 году планируется, что программа охватит 390 миллионов человек и потребует расходов в $8,3 трлн.

Выводы для России

Китай последовательно реализует рыночные преобразования, допуская больше частной собственности и частной инициативы в экономике. Реализация реформ сочетается с активной борьбой с коррупцией и укреплением политической власти. Вместе с тем отсутствие опыта работы Правительства в условиях меньшего, чем прежде регулирования экономики и боязнь ответственности на фоне борьбы с коррупцией приводит к непрогнозируемым событиям, в частности - серьезной коррекции фондового рынка в августе 2015 года.

Российскому бизнесу стоит обратить внимание на отрасли китайской экономики, открытые для доступа иностранным компаниям в зонах свободной торговли (банковская сфера, медицинское страхование, лизинг, телекоммуникационные услуги, строительство и проектирование, образовательные услуги, медицинские услуги).

Многие иностранные инвесторы уже активно используют облегченные условия инвестирования в эти сектора и в обозримом будущем могут занять соответствующие ниши. В государственных предприятиях, претерпевающих реформирование, иностранные компании могут входить в акционерный капитал. Очевидно, что иностранным инвесторам будет особенно интересен сектор услуг, удельный вес которого в структуре китайского ВВП постоянно растет (к 2015 году он достиг 48,2%, обогнав промышленность и сельское хозяйство).

Снижение доли традиционных источников энергии в КНР сопровождается ростом использования газа и альтернативных источников энергии. Одновременно расширяется доля инновационной промышленности, базирующихся на зеленых технологиях. В среднесрочной перспективе этот сектор в экономике будет расти.

Постепенное снижение требований к движению капитала и либерализация фондового рынка предоставляет возможность доступа к дополнительным финансовым ресурсам. При этом стоит учитывать особую структуру финансового рынка страны и неразвитость существующих финансовых инструментов. Долговой рынок КНР здесь можно рассматривать в качестве альтернативы при диверсификации инвестиционных рисков.

Увеличение среднего класса при ограниченной территории потребует от КНР решения продовольственной проблемы. В условиях снижения обменного курса рубля российская сельскохозяйственная продукция становится все более конкурентной на китайском рынке, а следовательно российский сельскохозяйственный сектор становится привлекательным для китайских инвесторов.

Большой потенциал содержит в себе сотрудничество в рамках стратегической программы «Один пояс, один путь» в особенности «Экономического пояса Шелкового пути». Здесь в основном фокус сосредоточен на инфраструктурных проектах, добыче и разработке природных ресурсов, и проектах по производству наукоемкой и инновационной продукции. В этом смысле большое значение имеет возможность привлечения значительных инвестиционных ресурсов выделенных для реализации программы. В 2015 году созданы Фонд Шелкового пути ($40 млрд.), Азиатский банк инфраструктурных инвестиций ($100 млрд.) и Новый банк развития БРИКС ($100 млрд.).