Выборы в Мьянме: что изменится в стране и ее отношениях с Россией?

Фото: Claude Truong-Ngoc [cc BY-SA 3.0]

Большой перелом

8 ноября 2015 г. в Республике Союз Мьянма состоялись всеобщие выборы, ставшие вторыми после двадцатилетнего военного режима. Выборы 2015 г. стали первыми, к участию в которых были допущены фактически все политические силы, существующие в Мьянме – 92 партии. Наиболее значимые из них – оппозиционная Национальная лига за демократию (НЛД) во главе с Аун Схан Су Чжи, единственным политиком Мьянмы, обладающим массовой популярностью, ныне правящая Партия солидарности и развития Союза, а также ряд партий и движений, представляющих интересы национальных меньшинств.

НЛД получила большинство мест в обеих палатах союзного законодательного собрания, а также абсолютное большинство выборных мест в региональных парламентах. C марта 2016 г., когда новые созывы выборных органов приступят к работе, у Лиги будет 255 мест (58%) в Палате представителей (в действующем созыве 38 мест) и 135 мест (60,3%) в Палате национальностей (в действующем созыве 5 мест). Этого достаточно для того, чтобы сформировать правительство, а также гарантировать кандидату от НЛД (скорее всего, им станет человек, приближенный к Су Чжи) пост президента страны.

Тем самым, по итогам выборов Аун Схан Су Чжи, в период 1989-2010 гг. проведшая под домашним арестом 15 лет, стала фактическим лидером мьянманского государства. Успех оппозиционных сил, хоть и прогнозировался, оказался более громким, чем многие ожидали.

Победа НЛД – в интересах деловой и политической элиты Мьянмы. Это логичный этап в рамках транзита от военного правления к гражданскому, стимулирующий повышение международного внимания к Мьянме и отмену сохраняющихся международных санкций. Смена власти стала особенно важна в условиях необходимости стимулирования экономического роста и привлечения иностранных инвестиций, в первую очередь, в производственный сектор.

В марте 2016 г. будет сформировано правительство и выбран президент. Хотя формальный контроль за законодательной и исполнительной властью окажется в руках НЛД, реальная конфигурация власти будет более сложной и станет результатом компромиссов между современной политической, военной и деловой элитой, оппозицией, и лидерами национальных меньшинств. В соответствии с конституцией, военные сохранят за собой пост одного из вице-президентов, посты министров обороны, внутренних дел и министра по делам пограничных районов. От их позиции будет напрямую зависеть судьба процесса национального примирения, без которого невозможно прекращение военных столкновений на севере и северо-востоке Мьянмы – регионах, интересных с точки зрения эксплуатации ресурсного потенциала страны.

Особенности и перспективы экономического развития

Мьянма преодолевает последствия длительной международной изоляции и осуществляет переход к современной рыночной экономике. С 2011 г. был осуществлен ряд мер, направленных на реформу финансового сектора, расширение доступа мьянманских компаний к внешнеэкономической деятельности, привлечение иностранных инвестиций, а также создание общей экономико-правовой инфраструктуры со странами АСЕАН. В числе важнейших можно назвать отмену фиксированного валютного курса и переход к управляемому плавающему курсу, разрешение частному бизнесу заниматься рядом экспортно-импортных операций, которые ранее строго лицензировались (в частности, импорт топлива (30% мьянманского импорта), стройматериалов, автомобилей, экспорт риса), расширение возможностей деятельности частных банков.

В конце 2012 г. был принят новый закон об иностранных инвестициях, в 2013 г. – закон о капиталовложениях граждан Мьянмы. В декабре 2015 г. на смену этим двум документам был принят закон об инвестициях в Мьянме, разработанный при консультативной поддержке Всемирного банка.

В 2013 г. был принят закон об особых экономических зонах, «спустивший» процесс согласований и лицензирования для иностранных инвесторов с уровня профильных министерств на уровень руководства ОЭЗ. В 2011 г. были созданы три ОЭЗ: Тилава в окрестностях экономического центра страны г. Янгона, Тхаве на побережье Андаманского моря и Чаупхью на побережье Бенгальского залива. Доли в ОЭЗ Тилава принадлежат японско-мьянманскому консорциуму, включающему в себя концерны Mitsubishi, Marubeni, Sumitomi и агентство JICA (49%), а также государственно-частному партнерству из мьянманских компаний и правительства Мьянмы (51%, доля правительства Мьянмы 10%). ОЭЗ Тхаве состоит из глубоководного порта, промышленных предприятий, а также автомобильной и железной дорог в Таиланд. До 2013 г. партнером мьянманского правительства в этой зоне был тайский девелопер Italian-Thai Development Plc. ОЭЗ Чаупхью, также состоящая из глубоководного порта и промышленной зоны, развивается в рамках партнерства Мьянмы с КНР.

В Мьянме частично либерализовано налоговое законодательство, налоговая нагрузка на нерезидентов снижена. Изменения в миграционном законодательстве позволили иностранцам получать вид на жительство сроком на пять лет. Наконец, принят закон о конкуренции, определяющий механизмы защиты от монополизации рынков и недобросовестные практики ведения бизнеса, а также нормы слияний и поглощений (вступит в силу в феврале 2017 г.).

В 2014 г. в Мьянме появился роуминг международных операторов мобильной связи, в том же году на местный телекоммуникационный рынок по итогам тендера были допущены две иностранных компании – норвежский Telenor и катарская Ooredoo. Прогнозируется, что к 2017 г. мобильной связью будут пользоваться 70% населения.

В 2015 г. к операциям в Мьянме приступили филиалы девяти иностранных банков (три из Японии, два из Сингапура, по одному из Австралии, КНР, Малайзии и Таиланда), благодаря чему банковская система страны выросла примерно вдвое по размеру совокупного капитала. На данном этапе иностранные банки имеют право кредитовать только зарубежные компании, работающие в Мьянме, а также местные банки. В перспективе предполагается расширение возможностей работы с мьянманскими корпоративными клиентами, доступ к работе с физическими лицами пока не рассматривается.

В декабре 2015 г. была официально открыта Янгонская фондовая биржа (YSX) (акционеры – Банк экономики Мьянмы (51%) и японские Diawa Institute of Research Ltd. (30.25%) и Japan Exchange Group (18.75%). Первые шесть компаний (все из Мьянмы; СП и иностранные компании пока не могут выйти на биржу из-за особенностей местного закона о коммерческих компаниях) получат листинг в феврале-марте 2016 г.

Произошла заметная активизация сотрудничества Мьянмы со Всемирным банком, МВФ и Азиатским банком развития. Совместные проекты, в основном, лежат в области развития инфраструктуры, энергетики, сельского хозяйства, человеческого капитала.

Мьянма по-прежнему остается «в подвале» рейтинга Doing Business Всемирного банка: в 2014 г. Мьянма занимала 182 позицию из 189, в 2015 г. – 177, в 2016 г. – 167. Низкая доступность финансирования, политическая нестабильность, высокий уровень коррупции и низкая квалификация рабочей силы – вот факторы, по мнению Всемирного банка, низкой конкурентоспособности страны. Другие серьезные вызовы – задачи оптимизации госуправления и госсектора, совершенствование нормативно-правовой базы, а также прекращение вооруженного противостояния между группировками национальных меньшинств.

Спутниками возросшей инвестиционной активности стали резкий рост цен на недвижимость (в первую очередь, в Янгоне), что становится дополнительным фактором повышения операционных издержек и снижает инвестиционную привлекательность проектов. Еще более острые проблемы вызывают протесты, связанные с выплатами компенсаций за земельные участки под инфраструктурные проекты и ущербом для традиционных видов экономической активности местного населения. В связи с такими протестами были, например, остановлены проект ГЭС Myitsone Dam в Качинской национальной области (стоимость 3,4 млрд. долларов США) и строительство железной дороги Чаупхью – Куньмин. Выступления против разработок медной руды в Лэпадан-таун сопровождались человеческими жертвами. Серьезный имиджевый ущерб вынудил первоначального инвестора, канадскую Ivanhoe, выйти из проекта; в данный момент разработки осуществляют китайская Wanbao Mining Copper Ltd. и Union of Myanmar Economic Holdings Ltd.

Все это позволяет говорить о высоком уровне рисков, сопряженных с выполнением проектов в Мьянме. С ними в полной мере сталкивается крупнейший партнер Мьянмы – КНР. Приостановленный проект Myitsone, пакет решений по линии Чаупхью – Куньмин, включающей помимо железной дороги глубоководный порт и сдвоенный нефте- и газопровод, – лишь несколько примеров неудачных последствий китайского входа на мьянманский рынок.

Российско-мьянманские отношения

В период военного правительства политические отношения между Россией и Мьянмой были тесными из-за российского невмешательства во внутреннюю политику Мьянмы. Это обусловило развитие внешнеторговых связей между странами. После 2011 г., однако, Россия не проявила заинтересованности в активизации отношений с Мьянмой, в отличие от западных стран и стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Товарооборот между Российской Федерацией и Мьянмой низкий и растет слабо. В 2010-2012 гг. он держался на уровне около 100 млн. долларов США в год, в 2012-2014 гг. несколько сократился. В ходе визита министра экономического развития Алексея Улюкаева в Мьянму в августе 2014 г. было озвучено предложение к 2017 г. увеличить объем торгово-экономического сотрудничества до 500 млн. долларов США в год.

На фоне других партнеров Мьянмы этот показатель выглядит скромно. Для сравнения – по данным МВФ, товарооборот Мьянмы с КНР в 2014 г. был 24,47 млрд. долларов США, Таиландом – 8,17 млрд., Сингапуром – 2,78 млрд, Индией 2,22 млрд, Японией 2,08 млрд. При этом в 2013-2014 гг. темпы роста торговли Мьянмы с ЕС (объединением, до недавнего времени поддерживавшим санкционный режим в отношении Мьянмы) составили 75,7% (импорт мьянманской продукции в ЕС) и 43,2% (экспорт европейской продукции в Мьянму) , а товарооборот вырос в 4 раза с 2010 г. (сейчас порядка 885 млн. евро).

Импорт российской продукции в Мьянму, в основном, сводится к товарам машиностроения, электротехническому и энергетическому оборудованию, изделиям из металлов. В 2001 г. Россия поставила Мьянме 12 истребителей МиГ-29, в 2009 г. 20 вертолетов Ми-17 и Ми-24, ЗРК «Печора». В настоящее время мьянманская сторона проявляет интерес к БМП-3.

Что касается дипломатической активности, после 2011 г. было несколько визитов делегаций высокого уровня. Так, в разное время в начале 2013 г. Мьянму посетили министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, министр обороны Сергей Шойгу (ответом на его визит стал приезд в Москву главкома Вооруженных сил Мьянмы генерала Мин Аун Хлайна). В августе 2014 г. в Нейпьидо побывал министр экономического развития Алексей Улюкаев, подписавший соглашение о создании двусторонней Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Наконец, в ноябре 2014 г. состоялся визит российского премьера Дмитрия Медведева, принявшего участие в Восточноазиатском саммите (собственно мьянманской повестки в рамках этого визита практически не было). В целом, уровень российских дипломатических усилий и их результативность ниже, чем у внешнеполитических контактов Мьянмы с США, ЕС и Австралией.

Международные связи Мьянмы

С конца 1980-х годов Мьянма поддерживала тесные связи с КНР, Японией, Таиландом, Сингапуром, Республикой Корея. Китай, Таиланд и Сингапур много лет возглавляют списки крупнейших торговых партнеров и инвесторов Мьянмы (основные получатели инвестиций – нефтегазовый сектор и энергетика). В последние годы в число крупных инвесторов также добавились Гонконг, Великобритания, Малайзия и Вьетнам. КНР и Япония лидируют в сфере изучения экономического и ресурсного потенциала Мьянмы. Япония оказывает значительную помощь в социально-экономическом развитии, как по линии своего агентства международного сотрудничества (проекты охватывают фактически всю территорию Мьянмы), так и через другие организации. В области финансового и делового консалтинга сильны позиции Сингапура.

Мьянмой подписаны соглашения о защите инвестиций с КНР, Индией, Кувейтом, Израилем, Лаосом, Филиппинами, Таиландом, Вьетнамом, Японией и Республикой Корея. В начале 2016 г. ожидается подписание аналогичного документа с ЕС.

Начавшийся в 2011 г. процесс политических реформ привел к частичному снятию действовавших против Мьянмы санкций ЕС и США (в части, не касающейся военно-технического сотрудничества) и активизации отношений с США, ЕС и Австралией. Ожидается, что после формирования нового правительства в 2016 г. остающиеся в силе санкции будут также отменены. Эти сдвиги отвечают стремлению Мьянмы диверсифицировать внешнеполитическое и экономическое партнерство с зарубежными странами и преодолеть сложившуюся ориентацию на КНР. Повышение уровня дипломатических контактов с западными странами и странами АТР удовлетворяет стремлению элит и широких слоев населения Мьянмы к преодолению изоляции.

Возможности России в современном политико-экономическом контексте Мьянмы

Мьянма заинтересована в сотрудничестве в таких сферах как инфраструктурное развитие, энергетика, нефть и газ, металлургия, обрабатывающая промышленность, телекоммуникации и связь, производство стройматериалов, девелопмент недвижимости и объектов туристической инфраструктуры, образование и прикладные исследования. Есть перспективы проектов в области электронной коммерции, в настоящее время находящейся в зачаточном состоянии. Учитывая опыт предыдущих лет и наличие в Мьянме специалистов, получивших образование в нашей стране, Россия имеет возможности для расширения присутствия в нефтегазовом, энергетическом секторах, в поставках оборудования и систем связи.

Результаты выборов принципиально не меняют контекст российско-мьянманских отношений. Риски, связанные с особенностями мьянманского рынка, вкупе с большим объемом PR- и GR-задач, которые необходимо решать при реализации проектов, для российских компаний относительно выше, чем для крупного бизнеса из стран, присутствовавших на мьянманском рынке в последние годы. По сравнению со странами АТР, ЕС и США, имеющихся возможностей российского дипкорпуса и экспертного сообщества по сопровождению бизнес-проектов в Мьянме недостаточно. Для занятия более серьезных позиций на мьянманском рынке России потребуется заметное расширение российского информационного и институционального присутствия в стране.