20.05.2016
Лаос   
Автор
Центр АСЕАН при МГИМО (У) МИД России

Новое руководство Лаоса: Каких изменений следует ожидать российскому бизнесу?

X съезд Народно-революционной партии Лаоса – некоторые итоги

В январе 2016 года прошел X съезд Народно-революционной партии Лаоса (съезд проводится раз в пять лет). Съезд длился пять дней в обстановке полной секретности. Накануне, во время и после окончания съезда местные СМИ никак не комментировали происходившее в ходе подготовки съезда, работу самого съезда и его итоги. По окончании съезда не было опубликовано коммюнике о его работе и принятых решениях.

На организационном пленуме ЦК после X съезда НРПЛ 22 января 2016 год Генеральным секретарём НРПЛ (де-факто это высшая должность в стране) был избран 78-летний Буннянг Ворачит (в 1996-2001 – вице-премьер ЛНДР, в 2001-2006 – премьер-министр, с 8 июня 2006 – вице-президент Лаоса). Буннянг Ворачит сменил на посту 79-летнего генерал-лейтенанта Чуммали Саясона, который руководил страной на протяжении последнего десятилетия.

Было сформировано Политбюро и Секретариат НРПЛ (их возглавил по традиции Генсек). Политбюро покинули Чуммали Саясон («по состоянию здоровья») и три его соратника из прежнего состава. В новый состав Политбюро помимо Буннянг Ворачита вошло 10 партийных лидеров, в том числе один представитель армии (Чансамон Чаньялат) и одна женщина (Пани Ятхоту). В состав Секретариата вошло 8 человек, в том числе три представителя армии. Оглашая итоги выборов в Политбюро и Секретариат НРПЛ, Буннянг Ворачит подчеркнул, что выбор пал в основном на партийных руководителей, принимавших активное участие в национально-освободительной борьбе. Отсюда нетрудно сделать вывод о том, что большинство (если не все) члены нового руководства НРПЛ старше семидесяти лет.

Соответственно, эти люди вряд ли способны инициировать сколько-нибудь существенные перемены в политической и экономической жизни страны, хотя многие из них, по-видимому, понимают их необходимость. В руководстве Лаоса уже довольно давно обсуждается вопрос о пути дальнейшего развития страны. Большинство партийных руководителей категорически отвергает российский опыт (для них абсолютно неприемлемы гласность и отрицание руководящей роли правящей партии) и склоняется к избранию китайского варианта модернизации политической и социально-экономической жизни страны. Нередко они одобрительно ссылаются на Дэн Сяопина и его политические и экономические воззрения.

Однако лаосские руководители отдают отчёт в том, что китайский опыт далеко не всегда применим к лаосской действительности. При этом сказывается и известная настороженность руководителей Лаоса относительно Китая, ведущего в отношении ЛНДР сложную политику, в которой сочетаются экономическое содействие и экспансионистское давление.

Более молодому поколению лаосских руководителей, особенно получивших образование во Вьетнаме и Таиланде, скорее импонируют вьетнамские социально-экономические реформы, которые представляются им более приемлемыми в лаосских условиях.

VIII Национальный план социально-экономического развития, провозглашённый на съезде, до сих пор не опубликован. Официально установлена лишь его основная цель – к 2020 г. страна должна покинуть список наименее развитых стран мира, а к 2030 г. – войти в подгруппу стран среднего уровня развития в категории upper-middle income countries. Есть отрывочные сведения о том, что на съезде активно обсуждались две проблемы: упорядочение налоговой системы, а также масштабы и формы привлечения в страну иностранного капитала.

Совершенно очевидно, что новое руководство продолжит и прежний внешнеполитический курс, в основе которого лежит постоянное маневрирование между тремя внешними силами, пытающимися оказать давление на Лаос: Китаем, Вьетнамом и Таиландом. Особняком стоит проблема отношений с США и Россией, которых лаосское руководство по сложившейся традиции будет пытаться привлечь в качестве балансирующего фактора. Новое руководство НРПЛ наверняка попытается использовать в своих интересах то обстоятельство, что в 2016 году Лаос является принимающей страной для очередного саммита стран-членов АСЕАН и других мероприятий по линии Ассоциации. В Лаосе уже побывал министр иностранных дел США Дж. Керри и предстоит первый в истории двух стран визит в Лаос президента США.

В этой связи Буннянг Ворачит рассчитывает на более активное присутствие в стране и России. Следует иметь в виду, что в Лаосе уже давно нет «пророссийского лобби»: большинство действующих руководителей страны, в том числе и военных, получили образование во Вьетнаме. Исключение составляют, однако, две важные фигуры: сам Буннянг Ворачит, учившийся в СССР, и вице-премьер, министр иностранных дел Тонглун Сисулит – выпускник МГИМО.

Чем интересен Лаос для российских инвесторов и чего им следует опасаться?

Лаос входит в группу наименее развитых государств современного мира. Несмотря на начатые в середине 80-х годов минувшего века экономические реформы и довольно высокие темпы экономического роста в нынешнем веке, Лаосу пока не удалось выйти из неё – сказывается не только изначально низкий уровень социально-экономического развития, но и консервативно-охранительный стиль управления нынешнего руководства страны. Высокие же темпы экономического роста, особенно в последнее пятилетие – в первую очередь результат открытия страны для иностранного капитала.

Иностранные инвестиции оказались для страны жизненно необходимыми, своевременными и дали мощный толчок участию в инвестиционном процессе лаосских инвесторов, в том числе частных. Иностранных инвесторов не слишком привлекает внутренний рынок Лаоса, небольшой страны с неразвитым платёжеспособным спросом. Действительно, население Лаоса невелико – около 7 млн. чел (2016 г., оценка). Трудоспособное население достаточно молодо, стоимость лаосской рабочей силы действительно невелика даже по сравнению с соседними Камбоджей и Мьянмой. Казалось бы Лаос – идеальная страна для размещения самых разнообразных обрабатывающих производств как импортозамещающей, так и экспортной направленности.

Однако необходимо учитывать, что образовательный и профессиональный уровень местной рабочей силы крайне низок. Трудности с подбором квалифицированных кадров испытывают даже предприятия швейной промышленности Лаоса, где не требуются глубокие технические знания и навыки – это, в основном, конвейерное производство.

Общее представление о сферах, заслуживающих внимание бизнеса, можно составить по тому, как распределялись иностранные и лаосские капиталовложения в 2011-2015 гг. (первая десятка).

Распределение инвестиций по отраслям лаосской экономики в 2011-2015 гг.

1.PNG

Источник: The Ministry of Planning and Investment of Laos. Department of Investment Promotion (2016) 

Данные таблицы свидетельствуют, как минимум, о следующем:
  • в 2011-2015 гг. 75% всех инвестиций в лаосскую экономику было осуществлено иностранными компаниями;
  • почти 77% лаосских инвестиций – это вложения частных компаний;
  • 36% всех капиталовложений было инвестировано в электроэнергетику, почти 30% – в добычу полезных ископаемых; 12% – в сельское хозяйство; 7% – в обрабатывающую промышленность; 5% – в сферу услуг, на остальные отрасли приходится всего 15% всех капиталовложений.

Из следующей таблицы следует, что 97,1% капиталовложений в Лаосе осуществили инвесторы из 10 стран, причём 72,6% вложенных средств пришлось на три страны: Китай, Вьетнам и Таиланд.

Накопленные иностранные инвестиции в Лаосе в 2011-2015 гг.

2.PNG

Источник: The Ministry of Planning and Investment of Laos. Department of Investment Promotion (2016)   

Какие отрасли лаосской экономики могут быть перспективны для российских инвесторов? 

Горнодобывающая промышленность. Весьма рискованная сфера для инвестиций, поскольку лаосское правительство не располагает качественными данными геологоразведки в связи с нехваткой профессиональных кадров. Пришедшие в страну иностранные компании (в частности, австралийские и китайские) ведут поисковые работы самостоятельно, что предполагает значительные дополнительные издержки.

Отрасль характеризуется высоким уровнем конкуренции, прежде всего со стороны динамичных китайских компаний, опирающихся на солидную поддержку со стороны государства, весьма заинтересованного в широком доступе к сырьевым ресурсам Лаоса.

Кроме того, уже получив доступ к тому или иному месторождению, потенциальный инвестор может столкнуться с необходимостью решать несвойственные бизнесу проблемы, связанные с социально-экономическим развитием территории, полученной в концессию (в отрасли инвестиционные соглашения имеют, как правило, форму концессии): строительство школ, больниц, дорог и даже жилья для местных жителей – такова практика центральных и местных властей, стремящихся в окончательном контракте предусмотреть максимальную социальную нагрузку для инвестора, особенно иностранного. Инвесторы, уже вложившие немалые средства в разведку и обустройство месторождений, вынуждены соглашаться с навязываемыми требованиями.

И, наконец, инвестору в данной отрасли необходимо учитывать, что дорожно-транспортная и энергетическая инфраструктура в удалённых районах Лаоса либо отсутствует, либо развита слабо. Так что ему, скорее всего, придётся нести ответственность за её создание или восстановление, что может резко увеличить затраты.

Сельское хозяйство. Лаос обладает важным для России стратегическим сырьём – натуральным каучуком, который широко используется в резинотехнической и медицинской промышленности, в производстве ракетного топлива. К его производству страна приступила значительно позже других стран ЮВА (Индонезии, Малайзии, Таиланда, Вьетнама) – лишь в 1994 г. Площади под гевеей в Лаосе быстро расширяются: с 29 тыс. га в 2006 году до 184 тыс. га в 2010 г. (последние официальные данные), а к 2020 году они достигнут 300 тыс. га. Объём производства засекречен, однако международными экспертами он оценивается на середину 2010-х годов примерно в 300 тыс. т в год.

Фактически площади, занятые плантациями гевеи, гораздо больше – значительная часть их, особенно в пограничных с Китаем и Вьетнамом провинциях – это нелегальные предприятия, контролируемые нечётко идентифицируемыми компаниями и частными лицами, в основном китайцами и вьетнамцами. Такого рода плантации возникают без каких-либо разрешений в труднодоступных районах Лаоса, нередко даже в особо охраняемых природных заповедниках. Иногда такого рода нелегальная деятельность маскируется программами борьбы с выращиванием опиумного мака или подсечно-огневым земледелием. Произведённый на нелегальных плантациях натуральный каучук также нелегально экспортируется за пределы Лаоса, минуя таможенный контроль.

Можно предположить, что в Лаосе производится не менее 500 тыс. т натурального каучука и со временем страна может стать альтернативным рынком для закупки небольших партий этого товара. Однако следует иметь в виду, что производство натурального каучука в Лаосе фактически контролируется китайскими и вьетнамскими компаниями. В северных провинциях Лаоса примерно с 2004 г. действуют около 15 китайских компаний, преимущественно государственных или частных, опирающихся на массированную финансовую поддержку государства. Китайцы работают в отрасли в основном с мелким крестьянскими хозяйствами, ассоциациями фермеров и в рамках систем контрактации. Вся произведённая продукция вывозится в КНР. Основной потребитель – китайская шинная промышленность.

В южных провинциях доминируют вьетнамские компании (свыше 10-ти только крупных). Вьетнамцы берут в концессии большие участки и организуют современное плантационное хозяйство, руководствуясь своим богатым опытом в этой сфере. Произведённая продукция экспортируется в Японию, КНР, Германию, Францию и США.

Контроль за деятельностью отрасли со стороны лаосских властей номинальный. В 2016 г. правительством была сделана первая попытка если не установить контроль, то хотя бы начать проводить собственную политику в отрасли – по примеру других стран ЮВА-производителей натурального каучука предполагается создать национальную ассоциацию (The Lao National Rubber Association), главной целью которой будет защита интересов лаосских малых и средних производителей каучука.

Наиболее эффективным способом проникновения российских инвесторов в производство каучука в Лаосе может быть кооперация с профильными вьетнамскими компаниями. Вьетнамские компании полностью экспортируют свой каучук на мировой рынок, зарабатывая валюту. Господдержка у них значительно слабее, чем у китайских конкурентов, поэтому они более заинтересованы в совместных операциях с российскими компаниями.

Обрабатывающая промышленность. Швейная промышленность страны бурно развивалась в 2003-2011 годах, однако, начиная с 2012 года, в ней наблюдается спад (сейчас в Лаосе 92 швейных фабрики, в 2015 г. закрылось 6), что привело к падению экспорта швейных изделий более чем на 7% (до 174 млн. долл.). Главная причина – нехватка квалифицированной рабочей силы при переходе к более сложным технологическим процессам, что вынуждает владельцев фабрик либо переносить производство в Таиланд, Вьетнам, Камбоджу, либо переключаться с экспорта на поставки на внутренний рынок, что значительно менее прибыльно.

Потенциальному инвестору при организации любого предприятия обрабатывающей промышленности (даже чисто сборочного производства) в Лаосе необходимо предусмотреть затраты на подготовку местных кадров.

Сфера услуг в Лаосе малоинтересна для российских инвесторов. Исключение составляют лишь информационно-коммуникационные услуги, однако их развитие в стране пока сдерживает низкий платёжеспособный спрос населения. Тем не менее, проникновение на рынок ИКТ Лаоса следует осуществлять уже сейчас, поскольку конкуренция на этом рынке стремительно нарастает.

Экономические связи России с Лаосом

Торговля России с Лаосом невелика по объёму и характеризуется следующими чертами:
заметные колебания оборота, что объясняется исполнением крупных разовых контрактов на поставку российских товаров;
постоянное положительное для России сальдо в торговле с Лаосом;
крайне узкая товарная номенклатура как экспорта, так и импорта России – в среднем за рассматриваемый период 92% российского экспорта в Лаос составляли всего две товарных группы, машины и оборудование, а также бумага; в российском импорте свыше 85% стоимости приходилось на текстиль и изделия из него, а также обувь (кроссовки).

Торговля России с Лаосом в 2012-2015 гг. (млн. долл.)

3.PNG
Источник: Федеральная таможенная служба Российской Федерации (2015 г.)

Экспорт России в Лаос ограничен узостью товарной номенклатуры российского экспорта в целом, а также низкой платёжеспособностью лаосских партнёров. Российский импорт из Лаоса ограничен в первую очередь скудностью товарной номенклатуры лаосского экспорта и отсутствием в России широкого спроса на товары из Лаоса. Пока отсутствуют какие-либо признаки позитивных изменении во взаимной торговле.

Лаос отчётливо проявляет интерес к закупкам вооружений российского производства (за полвека оно хорошо проявило себя в климатических условиях Лаоса). Это могло бы существенно увеличить показатели нашего экспорта в эту страну, однако Лаос не располагает средствами для закупок за наличные и нуждается в займе или долгосрочном кредите.

По состоянию на 1 января 2016 г., российские компании представлены в Лаосе 24-мя одобренными правительством Лаоса проектами. Накопленные в рамках этих проектов инвестиции составляли 38,5 млн. долл. По данному показателю Россия занимает 17-ое место в списке 26-ти крупнейших иностранных инвесторов в Лаос (примерно на уровне Швейцарии). Российские инвесторы – это, как правило, средние и даже малые предприятия в самых разных отраслях лаосской экономики. Крупнейшим реализованным инвестиционным проектом в Лаосе является приобретение российской компанией ОАО «Вымпелком» 78% акций одного из крупнейших операторов мобильной связи в Лаосе Millicom Lao (на рынке представлена под брендом Beeline). Ряд инвестиционных проектов находятся на стадии переговоров, которые в настоящее время временно приостановлены.

Что изменится после съезда для России?

Какое-либо, даже самое малое, изменение политического курса нового руководства Лаоса по отношению к России маловероятно. Россия для Лаоса, прежде всего, балансирующий фактор в противостоянии нажиму со стороны Китая, Вьетнама и Таиланда, действие которого страна будет стараться использовать при любой конфигурации правящего режима. Нынешние же властные структуры Лаоса – это последнее «военное» поколение, своего рода уникальная геронтократия, не желающее никаких перемен, тем более в отношениях со всеми крупными державами региона и мира. Статус-кво сохранится во всех сферах российско-лаосских отношений.